iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Проект установления папства в Москве

Оригинал взят у ed_basilius в Проект установления папства в Москве

В царствование Федора Алексеевича возникла такая идея: учредить на Москве папство... Ее высказал Семеон Полоцкий, белорусский просветитель, писатель, педагог, приближенный к русскому царю. На патриаршестве тогда был Иоаким, Симеон же симпатизировал Никону, который был изгнан с патриаршества и находился в ссылке. Семеон предлагал учредить патриаршие кафедры в Новгороде, Казани, Ростове и Крутицах. Иоакима послать в Новгород, папой сделать Никона. По крайней мере, ходили такие слухи.

Семеон Полоцкий был православным, но он был человеком западной культуры, агентом западного культурного влияния. С его точки зрения это было вполне логичное предложение. Согласно социальным и эстетическим воззрениям того времени, это было бы достижение совершенного общества на земле. Папство тогда было очень привлекательно, я думаю, для многих в России: иерархия должна быть законченной: монарх в государстве, монарх в церкви, и там и там в единственном числе, в результате во всем устанавливается гармония, симметрия, размеренность, чин и благолепие... Русский царь при этом как бы сравнялся со всем западным миром: русских князей всегда соблазняли королевским титулом, полученным от папы. Теперь московский царь один, в единственном лице, и при нем его Папа Московский... Это был бы слепок, зеркальное отражение западной блистательной церковной централизации, на которую Восток смотрел с завистью.

Такова магия слова. Хотя слова тут в сути ничего не меняют. Александрийский патриарх тоже исстари назывался папой. "Папа" и "поп" — одно и то же, любой батюшка — папа. Римский же папа по учению Римской церкви – это не просто один из епископов, это преемник Петра, глава Церкви, наместник Бога на земле. В православии нормально, что есть патриархи, и их несколько, и их может стать больше – все зависит только от статуса города.

Конечно, для православных предложение Семеона означало бы снижение авторитета патриаршества. Тогда Иерусалим стал бы вровень с Казанью и Ростовом, с русской провинцией. Русь и так смотрела на восточных патриархов без особого трепета, хотя они нужны были, чтобы поддержать то или иное решение московской власти. Осуществись предложение Семеона Полоцкого — Россия еще больше бы превознеслась. Любопытно пофантазировать: что с папским престолом на Москве сделал бы царь Петр Алексеевич? Можно быть уверенным заранее, что он держался принципа: "папа с воза кобыле легче".

Такое предложение, кстати, можно было сделать только царю Федору Алексеевичу. Он был полонофилом, и слово «папа» ему не претило. Возможно, Иоаким отговорил... И потом, даже Федор мог почуствовать угрозу в этом самой царской власти. Наконец, народ, еще волнующийся расколом после реформ Никона, мог бы увидеть в этом окончательное доказательство прихода антихриста...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments