iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Categories:

ОТЕЦ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ. Православные язычники, или Умственным рахитам — не читать!

Оригинал взят у bizantinum в ОТЕЦ АНДРЕЙ ТКАЧЕВ. Православные язычники, или Умственным рахитам — не читать!
Обычно я публикую только оригинальный контент, но бывают и исключения, тем более, хочется поддержать новый интересный на мой взгляд православный медиа проект: "ПРАВОСЛАВНАЯ ЖИЗНЬ"

Язычество никогда не умирало. Оно живет и цепляется за жизнь с остервенелостью. Язычество готово многим пожертвовать, лишь бы его «вглубь» не трогали. Оно и бороду отпустит длиннее, чем у любого монаха, и крестик оденет, и «окать» будет по-вологодски, если попросишь. Всему этому, правда, даст оно свое понимание. Язычество праздники в календаре красным цветом обведет, но все это так – понарошку, сверху и по касательной. Внутри же оно будет жить своими древними интуициями племени и рода, разделением мира на своих и чужих с необъяснимой ненавистью к последним, священными трапезами на могилах, идеей цикличности в развитии, и т.д. и т.п. Язычество будет непременно баснословить об изначальной избранности своего собственного племени, о вечности материи, будет избегать разговоров о Боге-Творце, будет, короче, повторять всю уже известную истории карусель мифологической лжи и словесной эквилибристики по мере отпущенных талантов.

Язычника от не-язычника бывает трудно отличить. Термин «православие», например, за который так много христианской крови пролито, в последнее время славянские язычники-автохтоны осваивают активно. Спросишь человека: «Ты православный?», он тебе ответит: «Да». И ты отойдешь довольный, что брата повидал. А он вовсе и не имел в виду ортодоксию Кафолической Церкви, то есть точный смысл «православия», а имел в виду какое-то свое понимание термина в категориях славянского безграмотного басурманства с Мокошью, Перуном, Велесом, истуканами и проч.

Чего больше – христианской веры или язычества – в людях с крестиками на груди, с иконками в машинах и проч., сказать трудно. Но я дерзну предъявить один критерий, который, как мне кажется, более других способен отделить тьму от света в этом вопросе. Критерием является отношение к евреям.

Тема эта столь болезненна в без того больном обществе нашем, столь тяжело она выслушивается и воспринимается больными сердцами наших больных людей, что боюсь даже представить себе эффект сказанного. Однако дорогу осилит идущий, да и жребий уже брошен. Итак, я утверждаю, что отношение к евреям есть точный критерий живучести язычества в человеке и обществе. Чем больше стихийная ненависть к еврейству, тем больше процент язычества в крови (тем меньше в этой крови, соответственно, Евхаристической Крови Иисуса). На противоположном полюсе вовсе не безоговорочная любовь к еврейству, как может показаться некоторым. «Читатель ждет уж рифмы «Розы». Но я не скажу вслед за Пушкиным: «На, вот, возьми ее скорей».
На противоположном к иррациональной ненависти полюсе находится (внимание!) вдумчивое понимание и трагическое сострадание, более того – сопричастность к историческим судьбам.


Мне ясно со всей отчетливостью, что сказанное может тяжело и неоднозначно восприниматься. Но я понимаю так же, что рахитам нельзя поднимать штангу, а прикованным к постели людям нельзя бежать кросс. Соответственно и мысленным рахитам лучше дальше не читать. Вдруг, это будет штанга, способная сломать их, и без того хилый, позвоночник.

Люди чувствуют и понимают сердцем гораздо больше, нежели осознают умом и облекают в слова. На этом основании отдельность евреев, их несводимость на иные народы понимают и чувствуют все, кто думал над этим вопросом. Причины, правда, не всем ясны. Но факт понимается, как факт. Есть евреи, а есть не-евреи. Как бы позитивизм не убеждал нас в тотальном равенстве всех со всеми, равенства нет, и хорошо, что нет.

В организме палец не равен почкам. Без пальца можно жить лучше, чем без почки. А без печени вообще невозможно жить. Если ставить вопрос, что лучшеотдать глаз или сердце, то не бывает двух ответов, если человек хочет жить. Одноглазый Нельсон может выигрывать морские битвы, а Нельсон без сердца – нет.

Евреи не равны другим народам постольку, поскольку они первыми взяты в Завет с Богом и приближены к Нему для тесного общения. Евреи вообще есть некое живое и упрямое доказательство бытия Божия, реальности Заветов (причем – Нового, в который евреи не верят – тоже), силы однажды данных благословений и много другого. Как П. Флоренский мог позволить себе сказать: «Раз есть «Троица» Рублева, значит есть Бог», так и мы можем сказать: «Есть евреи – есть Господь, сотворивший небо и землю, есть и Единородный Сын Его»
Избранничествокрест. Оно освящает, но может и обжигать. Так оно пагубно повлияло на самих евреев, поскольку воспитало в них презрительную отстраненность от прочих, что не могло остаться незаметным. Они ради Святыни Завета отделяли себя ото всех, что и закон требовал, но это в истории развило в них целый комплекс качеств, как хороших, так и не хороших. Нехорошие качества, замечу, люди замечают быстрее.
И вот, все остальные народы, не умея понять суть инаковости этого странного племени, быстро и повсеместно научились презирать их и отталкивать от себя.


Евреи не равны другим народам постольку, поскольку они первыми взяты в Завет с Богом и приближены к Нему для тесного общения. Евреи вообще есть некое живое и упрямое доказательство бытия Божия, реальности Заветов (причем – Нового, в который евреи не верят – тоже), силы однажды данных благословений и много другого. Как П. Флоренский мог позволить себе сказать: «Раз есть «Троица» Рублева, значит есть Бог», так и мы можем сказать: «Есть евреи – есть Господь, сотворивший небо и землю, есть и Единородный Сын Его»
Избранничествокрест. Оно освящает, но может и обжигать. Так оно пагубно повлияло на самих евреев, поскольку воспитало в них презрительную отстраненность от прочих, что не могло остаться незаметным. Они ради Святыни Завета отделяли себя ото всех, что и закон требовал, но это в истории развило в них целый комплекс качеств, как хороших, так и не хороших. Нехорошие качества, замечу, люди замечают быстрее.
И вот, все остальные народы, не умея понять суть инаковости этого странного племени, быстро и повсеместно научились презирать их и отталкивать от себя.


Язычники, не принимающие Христа, не понимают и не принимают то, о чем я сейчас говорю. Не принимают они это в принципе. Христиане же, также не принимающие сказанного, именно этим и обличают в себе более язычников, нежели учеников Слова. Национальная гордость и мелочное обрядоверие - суть веры таких, с позволения сказать, христиан.

Христиане, обрезанные сердцем, должны любить евреев за уникальную службу, сослуженную ими человечеству. Язычники же пусть просто и по-язычески завидуют избранничеству, интуитивно чувствуя его.

Дело осложняется тем, что сами евреи в массе своей не принимают Христа, за Одного Которого мы только и можем снять перед ними шляпу. Получается подобие замкнутого круга.

Формальные христиане, а по нутру – язычники – терпеть не могут евреев, поскольку чуют в них помазание и особенность, которых сами не имеют. Евреи, не принявшие Мессию, терпят длительные и многообразные гонения от паршивых и поверхностных христиан, и тем умножают свою этническую замкнутость и обиду на Самого Господа и на тех, кто верит в Него.
Середину должны составлять люди, которые верят в Христа Господня и с пониманием относятся к евреям. Но таковых мало, поскольку народы христианские не столько просвещены внутри, сколько помазаны снаружи.

Христиане должны понимать, что теперь и мы взяты в удел, в Завет, в близкое общение, как когда-то одни лишь евреи. «Некогда – не народ, а теперь народ Божий», - так говорит о нас Петр. Теперь Бог относится и к нам так, что касающийся нас, прикасается к зенице ока Господня. Раньше это было привилегией только Израиля. Но мы принимаем не только блага и комфорт защищенности. Мы принимаем ответственность и тяжесть служения. Нам теперь грозят кары за небрежность, проклятие за нерадение. Рассеяния, нашествия врагов, т есть все то, что так обильно сыпалось на головы израильтян в истории.

Евреев Бог бил и бьет за то, что Он считает достойным. Бьет Он и нас. Повторим, что плен, рассеяние, унижение, потеря славы, вымирание – это не только категории еврейского бесславия. Это и категории нашего бытия. Русским это должно быть понятно более, чем кому бы то ни было.

Русский народ вообще имеет много схожего с мессианством евреев. Ничем, кроме Бога, не богатый, этот народ был бит и мучим в истории, как никто, если бы не было евреев. Общность скорбей должна указать на общность призвания. А общность призвания должна запретить антисемитизм в принципе, переплавив его в сострадательное понимание.

Да, они не признали Мессию в Мессии. Они и распяли Его руками римлян. Но разве Он не за всех распялся? Разве я сам не чувствую, что я грехами своими пригвождаю Мессию к позорному Древу? Разве мы все не продолжаем Его распинать? Разве процент подлинно верующих людей в нашей «христианнейшей державе» не есть тот же «остаток», о котором говорит Исайя, и без которого мы стали бы то же, что Содом, уподобились бы Гоморре?

Мы похожи на евреев даже там, где, казалось бы, нет ничего еврейского. Наши старообрядцы – подлинные евреи, в том худшем смысле самозамкнутости и гордости от избранничества, когда они спорят о пище чистой и нечистой, о бороде православной (!) и не православной, о количестве одежд на попе при службе, о способе надрезания просфоры, о количестве цепочек на кадиле…


Ересь «жидовствующих» оживает при этом на наших глазах, и нам становится понятно, как болен человек гордостью от избранности и ненавистью к широте и простоте.             

Но я остаюсь при своем, интуитивно пережитом выводе.


Чем больше ты язычник, тем больше в тебе неосознанной ненависти к евреям. Чем больше ты христианин, тем больше сердцу твоему внятна драма исторических отношений народа и Бога. Драма, показанная в исторических книгах Библии, воспетая в Песне Песней, но уже растворившаяся в истории многих христианских народов. Ты не обязан любить всех евреев вообще. Некоторых (или многих) из них ты можешь законно презирать, что справедливо и в отношении и других наций и этносов. Но ты, как христианин, обязан понимать действие тайных пружин, движущих мировую историю. Иначе ты просто будешь дикарем, одетым в пиджак, склоняющимся к прыганию через костер и блудным излишествам, относящим свое христианство не к Самому Господу, а к стихийно унаследованным преданьям старины глубокой. Соответственно этому бесплодному внутреннему устроению ты и будешь стихийным антисемитом. Установка эта будет действительно и вполне бесплодной, плюс - дьяволом инспирированной. Но ты этого не ощутишь, по причине своей безблагодатности.

Да сохранит же тебя Господь Бог Израилев от этого зла. 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments