iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Н. В. Гоголь был исповедником, а не проповедником «каких-то высоких истин». Виктор Аскоченский

Оригинал взят у raskolnet в Н. В. Гоголь был исповедником, а не проповедником «каких-то высоких истин». Виктор Аскоченский

Сайт Ассоциации Православных Экспертов

www.raskol.net



Ко дню памяти писателя …




Н.В.ГогольКо дню памяти Николая Васильевича Гоголя (+ 21 февраля (6 марта) 1852) мы впервые переиздаем одну из статей русского православного мыслителя, церковного историка, публициста, писателя, журналиста, издателя, поэта, искусствоведа, церковного композитора и дирижера (1813-1879) В.И. Аскоченского.



Публикацию (приближенную к современной орфографии) специально для Русской Народной Линии (по изданию: Аскоченский В.И. [без подп.] Гоголь, Аскоченский и К°, проповедники «каких-то высоких истин» // Домашняя беседа.- 1863.- Вып. 1.- С.25-26) подготовил профессор А. Д. Каплин. Название - составителя. Постраничные сноски заменены концевыми.



+ + +



Гоголь, Аскоченский и К°, проповедники «каких-то высоких истин»



Так-то, незабвенный труженик мысли, с необыкновенным самоотвержением предавший огню смущавшие дух твой изделия праздного наблюдения! Высоко ставили тебя, при жизни твоей, передовые твоего времени, так высоко, что и твоя привычная голова кружилась от той высоты, у подошвы которой кишмя-кишили твои поклонники, окуривая тебя фимиамом лести: но смиренно сознал ты недостаточность твоих собственных сил к исправлению человечества путем зримого миру смеха сквозь незримые ему слезы, увидел, что нет в жизни нашей того материала, из которого мог бы ты построить идеал русского человека, почивавший в чистом сердце твоем; не «поднялась иным ключом грозная вьюга вдохновения из облеченной в святой ужас и в блистанье главы твоей; не почуяли мы в смущенном трепете величавый гром других речей» твоих, и обратился ты к высоким истинам веры Христовой, и стал, хоть не всегда искусным, но зато ревностным ее проповедником. И толпа, кричавшая о твоей гениальности, отхлынула от твоего пьедестала, и с пеною у рта стала подгрызать его подножие, с намерением уронить тебя и втоптать в грязь своих нечистых помыслов и затей!...



В самом деле, кто, на месте Гоголя, не сделал бы крутого поворота назад, увидав себя впереди таких передовых, которые и по принципу, и по жизни, и по литературной своей деятельности не могли отвечать той идее, которая составляла задачу всей его жизни и которая подавила его самого своею громадностию! Не многие тогда поняли это: но гениальному художнику не до того уж было - понимают ли его, нет ли: он занялся устроением своей собственной души, и смиренно подклонил стремления своего ума под легкое иго Христово...



Не хотел бы верить, но так действительно было, так есть и по сие время, так будет и по сих, до тех пор, покуда люди не придут в разум истины. Гоголь, потешавший публику зримым своим смехом, был ее кумиром: но лишь только, - будем говорить словами публициста «Северной Пчелы», вздумал «сделаться проповедником каких-то, по его мнению, высоких истин, в сущности мало отличавшихся от тех истин, которые в наше время с большею силой, энергией и последовательностью проводятся г. Аскоченским и К°, и до которых обществу, как во времена Гоголя, так и теперь, нет никакого дела», - публика сделалась положительно равнодушною к нему, увидав, что он не отвечает насущным ее потребностям» [i]. Что ж это за публика, которая отвергла любимца своего за проповедание «каких-то высоких истин?» Уж не та ли, которую он сам покинул, испугавшись ее нравственного безобразия? Не та ли, которая взяла потом себе в предводители Белинского с К°? Если так, то обществу до этой горсти крикунов нет никакого дела; если же нет, если наше общество, действительно, настроено по камертону Белинского и потому не понимает «каких-то высоких истин», исповедником, а не проповедником, которых сделался Гоголь при конце своей литературной деятельности,... страшно за человека, страшно за такое общество! «Я, говорил Гоголь в своей «Авторской исповеди», не совращался с своего пути. Я шел тою же дорогою. Предмет у меня был всегда один и тот же; предмет у меня был жизнь, а не что другое. Жизнь я преследовал в ее действительности, а не в мечтах воображения, и пришел к Тому, Кто есть источник жизни, пришел к Тому, Который Один полный ведатель души, и от Кого Одного я мог только узнать полнее душу. Я не успокоился по тех пор, покуда не разрешились мне некоторые собственные мои вопросы относительно меня самого. Я пришел к тому заключению, что верховная инстанция всего есть Церковь и разрешение вопросов жизни в ней». Так вот они эти какие-то высокие истины, до которых будто бы обществу, и во времена Гоголя, и теперь, нет никакого дела!... Члены общества христианского, дети Руси православной! Отвечайте, правда ли это или клевета?... Горе, если действительно среди нас несть разумеваяй и взыскаяй Бога, если вси уклонишася, вкупе непотребни быша! Уже бо и секира при корени древа лежит: всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает и во огнь вметаемо!...[ii]



http://ruskline.ru/analitika/2013/03/06/nv_gogol_byl_ispovednikom_a_ne_propovednikom_kakihto_vysokih_istin/


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments