iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Алкогольная угроза: из чего пьем? Статистика, от которой становится страшно

Оригинал взят у raskolnet в Алкогольная угроза: из чего пьем? Статистика, от которой становится страшно

Сайт Ассоциации Православных Экспертов

www.raskol.net


Полмиллиона сограждан ежегодно — таковы прямые и косвенные демографические потери от алкоголя. 11 марта в Центральном Доме журналиста прошла пресс-конференция на тему: «Алкогольная угроза: что и из чего мы пьем?». Иеромонах Димитрий (Першин), председатель миссионерской комиссии при Епархиальном совете Москвы, член рабочей группы по демографической и семейной политике Открытого Правительства Алексей Ульянов и руководитель центра по алкогольной угрозе Синодального отдела по благотворительности и социальному служению Валерий Доронкин стали ее спикерами.





Церковь против пива


Год назад, в феврале 2012 года, делегаты конгресса Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы из 81 региона России — врачи, эксперты, представители общественности и духовенства — обратились к руководству страны с призывом поддержать законодательные и общественные инициативы, направленные на борьбу с алкоголизацией страны. Некоторые предложения были рассмотрены и приняты правительством за минувший год.


Во-первых, введен запрет на ночную торговлю алкоголем. Цель этой меры — усложнить покупку спиртного до работы и сразу после нее. Церковно-общественный совет предлагал диапазон ограничения продаж с 7 вечера до 11 утра, но сегодня федеральный запрет действует с 23 часов вечера до 8 утра. И хотя регионам предоставлено право увеличивать время запрета и большинство регионов им воспользовалось, почему-то Москва не вошла в их число.


Во-вторых, рост акцизов в России впервые стал опережать рост инфляции, хотя это началось только с середины минувшего лета. В итоге их повысили более чем на 30%. Принято решение о дальнейшем росте до 2020 года. «Сегодня же если сравнить соотношение минимальной стоимости поллитра водки и буханки хлеба, — подсчитал Алексей Ульянов, — то оно сейчас составляет около 10 раз, тогда как в советское время было 30 раз и выше, не говоря даже о периоде горбачевской антиалкогольной кампании». Рост акцизов — из тех мер, которые на протяжении долгого времени почти не принимались (за исключением 2006 года).


Что еще можно сделать, но пока не реализовано? Ограничить число точек продаж спиртного — сегодня это более 400 тысяч магазинов страны. В России на один алкогольный магазин приходится 350 покупателей, включая младенцев и стариков. Международные стандарты другие: в Норвегии — 1 торговая точка рассчитана на 30 тысяч человек, а в Швеции — на 23 тысячи. Таким образом, в Западной Европе доступность точек продаж алкоголя ниже в 10-100 раз. К таким цифрам предлагают поэтапно стремиться и члены Церковно-общественного совета. Регулируя объем количества выдаваемых лицензий, государство может уменьшить распространение алкоголя. И это непосредственным образом отразится на демографии в России, по словам Алексея Ульянова, мировом лидере не только по употреблению крепкого алкоголя, но и по числу точек распространения разного рода спиртных напитков.


Самая актуальная мера, которую необходимо ввести прямо сейчас — это запрет на пластиковые упаковки (т.н. ПЭТ упаковка — упаковка и тара для изготовления которых применяется полиэтилентерефталат) для алкогольной продукции. Исследователями доказано, что в десятках проб пива самых разных производителей России, Украины и Беларуси содержится опасный канцероген — дибутилфталат, переходящий в содержимое бутылки непосредственно из ПЭТ-упаковки. Дибутилфталат хорошо растворяется под воздействием этанола, содержащегося во всех алкогольных напитках, включая пиво. Этот яд наносит вред здоровью человека, в частности — эндокринной и нервной системе, вызывает токсический гепатит, может быть одной из причин онкологических заболеваний. Дибутилфталат запрещен, либо его применение ограничено целым рядом европейских и американских законов. Тем временем в России больше половины пива продается именно в большой пластиковой упаковке. Таким образом, угроза здоровью, большой объем ПЭТ-упаковки и дешевизна пива требует срочных мер по запрету применения пластиковой упаковки для спиртосодержащих напитков. Кроме того пластик не перерабатывается, в отличие от других видов упаковки и запрет его использования в пищевой промышленности есть во многих странах.


Об опасности пивного алкоголизма среди подростков напомнил иеромонах Димитрий (Першин): «Это тема давно волнует Церковь. Еще патриарх Алексий на многих встречах с молодежью привлекал внимание к проблеме пивного алкоголизма. Возможно, в Москве это не столь очевидно, но за МКАДом дети 9-10 лет спиваются. Мы это наблюдаем по нашей работе с подростками, проводим лагеря, много ездим, общаемся и видим, что теряем детей».


В настоящее время утвержден регламент таможенного союза Россия — Белоруссия — Казахстан по пищевой упаковке, которая рассматривает запрет ПЭТ. Но работает он только в Казахстане. Решение вопроса о запрете на всей территории таможенного союза продолжается больше года, что вызывает огорчение и недоумение. «Мы хотим, чтобы правительство к нам прислушалось, — заявил Алексей Ульянов. — Много можно говорить о том, как у нас плохо с демографией, но давайте уже принимать конкретные меры. В данном случае это можно сделать достаточно легко — просто адаптировав в России правила Таможенного союза».




 



Как быстро мы вымираем


Статистика за январь 2013 года тревожная: впервые с 2006 года выросла смертность от случайного отравления алкоголем (на 7%). И это только прямые потери от алкоголя, без учета косвенных, ведь от 50% до 90% убийств, самоубийств, смертей в результате пожаров, случайных утоплений, ДТП, несчастных случаев на производстве и транспорте так или иначе связаны со злоупотреблением алкоголем. По оценкам экспертов, весьма значителен «вклад» алкоголя в смертность от сердечно-сосудистых и целого ряда иных заболеваний. В целом рост смертности составил почти 10% — тоже своеобразный печальный рекорд десятилетия. «Среднесрочная тенденция неблагоприятная, потому что входит в активный возраст малочисленное поколение 90-х. Поэтому мы можем вскоре вернуться к ситуации, когда рождаемость будет ниже, чем смертность», — считает Алексей Ульянов.


Можно не анализировать статистику — из опыта каждый скажет: где меньше пьянства, там меньше «бытовых» убийств, брошенных и больных детей, выше продолжительность жизни. В этом отношении из немусульманских регионов сегодня выделяется Москва. «Это связанно с высокой степенью образования и автомобилизацией, — полагает Алексей Ульянов.— Много москвичей либо употребляют алкоголь умеренно, либо отказываются от него в принципе. К столице постепенно начинают подтягиваться крупные города. Ситуация сильно хуже в малых городах, рабочих городах и поселках центральной России, Пермском крае и на русском Севере. Это наиболее проблемные зоны».


«Есть вещи, которые глубже всех разногласий, — напомнил иеромонах Димитрий (Першин), — в этом вопросе едины ученые и педагогическое сообщество, Православная Церковь и мусульмане, иудеи, буддисты: еще несколько лет такой политики и Россия исчезнет».



  



Даешь антиалкогольную кампанию!


По словам Валерия Доронкина, сегодня в России действуют около 90 обществ трезвости, 150 приходов ведут активную работу по помощи зависимым людям, но до революции таких было 2000. Иеромонах Димитрий (Першин): «Мы не можем вместо государства и общества спасать наших детей — что вполне могло бы стать национальной идеей. Но мы должны спасать детей все вместе».


Антиалкогольную кампанию Горбачева 1985-86 годов многие ругают и считают неэффективной, вспоминая вырубку виноградников и расцвет самогоноварения. Но самое главное — это ее положительный эффект: за 2 года смертность снизилась на 1,2 млн. человек, а продолжительность жизни мужчин выросла почти на 5 лет. «Это беспрецедентный случай в истории, — подчеркивает Алексей Ульянов, — такого не было никогда и ни в одной стране. Рост рождаемости конца 80-х тоже связан именно с антиалкогольной кампанией: мужчины 40 лет перестали умирать, попадать в тюрьму, а семьи — распадаться по причине хронического алкоголизма кормильца, что и привело к рождению во многих семьях второго ребенка. Снизилась преступность, возросла производительность труда. Тогда из-за падения налоговых поступлений в бюджет кампания была свернута». Валерий Доронкин напомнил о дореволюционном опыте борьбы с пьянством и колоссальных результатах предвоенных лет, когда закрывались тюрьмы, потому что снижалось количество преступлений, и привел опыт Польши 80х: «Была принята программа воспитания в трезвости и профилактики алкоголизма, по которой выстраивалась вся государственная политика в области алкоголя: и акцизы, и лицензии. У нас такого до сих пор нет. Мало того, алкоголь не рассматривается как наркотическое вещество, хотя очевидно, что все наркозависимые люди начинали с алкоголя. Стратегия государственной антинаркотической политики, подписанная президентом в 2010 году и принятая до 2020 года с бюджетом в 200 млрд. рублей не предусматривает мер по противодействию алкогольной угрозе».


«Сегодня в первую очередь нужно довести наше алкогольное законодательство и алкогольную политику хотя бы до стандартов европейских стран, — полагает Алексей Ульянов. — До тех пор, пока Россия продолжает стремительно вымирать, государственные меры информационно-просветительского характера, более похожи на хорошую мину при плохой игре. Давайте сначала решим проблему — уменьшим ценовую и временную доступность алкоголя, уберем вредный пластик, — тогда можно и нужно будет сконцентрироваться именно на просветительских мерах».


Эксперты призывают напомнить власти о том, что существуют конкретные меры, выработанные и опробованные во многих странах, в том числе — северных, где развита культура потребления крепких спиртных напитков, и к которым относится и Россия. Это Скандинавия, Восточная Европа, Прибалтика, Шотландия, Ирландия, Канада, США. Там были приняты жесткие ограничения, но речь не шла о тотальном запрете алкоголя, как в некоторых странах Аравийского полуострова.


«Грамотная алкогольная политика способна вывести Россию из демографической ямы, даже если государство не увеличит расходы на семейную политику и сохранит невнятную политику по привлечению потенциальных мигрантов, наших соотечественников в странах СНГ», — убежден Алексей Ульянов.


Фото Александра Воробьева.

 Автор: ГАДЖИНСКАЯ Светлана


http://www.foma.ru/alkogolnaya-ugroza-iz-chego-pem.html



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments