iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Categories:

От национализма к прощению. Мнение Гочи Дзасохова

Оригинал взят у iberianna в От национализма к прощению
Гоча Дзасохов: Грузии нужна политика, консолидирующая ее многонациональный народ
timthumb


Отношения России и Грузии медленно, но верно обретают положительную динамику. Уже совершенно реальны перспективы возвращения грузинских товаров на российский рынок и смягчение визового режима, о чем стало известно по итогам встречи спецпредставителя премьера Грузии по отношениям с Россией Зураба Абашидзе и замглавы МИД РФ Григория Карасина. Прежде чем отношения между странами вступили в столь активную фазу, задолго до выборов 1 октября, когда к власти пришла «Грузинская мечта», дорога к пониманию прокладывалась тропами народной дипломатии.

Гоча Дзасохов – президент «Ассамблеи народов Грузии», которая на протяжении последних лет наводила мосты между рассорившимися Москвой и Тбилиси, рассказал «Кавказской политике» о перспективах сегодняшних переговорных процессов, существующих трудностях и «подводных камнях», а также о проектах, которые помогут странам наладить партнерские отношения.

- В начале этой недели многие ждали глобальных перемен во внутриполитической ситуации в Грузии, где пока сложилось своего рода двоевластие. Но встреча премьер-министра Иванишвили и президента Саакашвили оказалась безрезультатной. Что дальше?

- Итоги встречи Саакашвили с премьер-министром Грузии меня разочаровали. Гражданин Саакашвили продемонстрировал политику эгоиста, который не способен смириться с волей своего народа. Убежден, что после этого, вся ответственность за возможные эксцессы или уличные акции лежит на Саакашвили.

Я, конечно, не надеялся, что по итогам этой встречи будет прорыв, но полагал, что начало конструктивному диалогу будет положено. Гражданин Саакашвили, который в течение девяти лет шел против своего народа еще раз продемонстрировал, что не способен ни понять, ни принять волеизъявление жителей Грузии.

Он показал, что не способен любить свою страну. В очередной раз личные амбиции поставлены выше интересов государственных.

- На минувшей неделе как гром среди ясного неба разразилось гневное заявление президента Грузии Михаила Саакашвили относительно того, что российские банки скупают грузинские, а грузинские виноделы уж слишком раболепствуют перед инспекцией Роспотребнадзора. Чем, на Ваш взгляд, было продиктовано такое выступление?

- Единственное, что я могу сказать, это было выступление человека, идущего против интересов своего народа. И это не эмоциональные слова. Последний его выпад в адрес и представителей Роспортребнадзора и российских банков по большому счету был направлен в ущерб грузинским бизнесменам, которые во многом благодаря действиям Саакашвили лишились не только российского рынка, но и возможности нормально развиваться.

Думаю, журналисты, присутствовавшие на брифинге, явно засомневались в его адекватности.

Если посмотреть глубже, то подобные заявления, которые, скорее всего, еще будут звучать не раз до октября, обусловлены тем, что человек остался у разбитого корыта. В него уже даже его «патроны» не верят. Он допустил неимоверное количество ошибок.

Из-за его многочисленных «косяков» сейчас вылезти, удержатся хоть как-то на плаву и спасти своих единомышленников и людей команды уже не представляется возможным. И поэтому он выдумывает неправдоподобные истории и обвинения. Все старания премьера сохранить ему лицо и дать шанс политической реабилитации в глазах грузинского народа заканчиваются безответственными выходками Саакашвили.

Понятно, что своими заявлениями он фактически выступает против новой власти. И это объяснимо: они политические оппоненты, не испытывают добрых чувств друг к другу и не упускают момента, чтобы «вставить палки в колеса» друг друга, но ведь это не должно происходить в ущерб интересов государства.

Но как он мог додуматься до того, чтобы начать мешать тем экономическим проектам, которые с таким трудом удалось сдвинуть с мертвой точки? Общественные организации все эти годы прилагали максиму усилий, чтобы вернуть грузинскую продукцию на российский рынок. Какие только попытки не предпринимались, чтобы наладить диалог. Российская сторона, в адрес которой от друзей Саакашвили были брошены практически оскорбительные заявления, гордо держала паузу. Грузинский бизнес, запуганный Саакашвили и его командой, тоже боялся проявлять активность. И благодаря победе «Грузинской мечты», так как снялась внутренняя и внешняя напряженность, перемены стали возможны. И, что самое главное, переговоры дают вполне конкретные результаты.

И тут Саакашвили выступает с такими одиозными заявлениями. Он показал, что его мало волнует благосостояние народа и в очередной раз поставил собственные амбиции выше интересов своих сограждан.

Но думаю, что он все-таки осознал, что сделал дурацкие (другого слова и подберешь) высказывания. По крайней мере, на второй день он заявил, что у него была неверная информация.

Это, конечно, достойный поступок – признать свои ошибки. Но все-таки все эти заявления только убеждают, что гражданин Саакашвили опасен сейчас для своей страны.

От него можно ждать чего угодно, он делает такие ошибки, которая очень дорого обойдутся грузинскому народу.

Его нервное поведение связано с предложением премьер-министра Бидзины Иванишвии о конституционных поправках. Я бы назвал предложение Иванишвили поистине рыцарским и справедливым. Ему предложено вернуть народу те конституционные права, которые были отняты во время формирования основного закона.

Он позволяет Саакашвили осознать свои ошибки, какие-то из них исправить и этим дать возможность оставить не только черный след в народной памяти, но и сохранить своё лицо, как политика.

Полагаю, что Саакашвили воспользуется шансом, который ему дает новая власть и не пойдет на политическую гильотину.

На него все-таки будут давить люди из его команды. Как бы к нему ни относились, но в «Национальном движении» есть люди, которым небезразлична судьба грузинского народа. Да, эта партия была отражением сурового и варварского режима, но там оказались и вполне достойные люди, для которых не было другой возможности оказывать влияние на ситуацию, только как будучи членом партии. Обстоятельства в политике, как известно, бывают разные. И все-таки среди «националов» есть люди достойные. И заявление вице-спикера Михаила Мачавариани о том, что «Национальное движение» готово ко всяким переговорам и будет продолжать режим диалога, говорит все-таки о том, что они рано или поздно примут предложение премьер-министра. Они будут торговаться, они будут выторговывать индульгенции, но они согласятся.

Сейчас ведь новые власти следуют принципу: «мы добиваемся своей цели с вами или без вас».

Убежден, что конституционные поправки, которые укрепят грузинскую государственность и демократию, будут приняты весной.

Я против того, чтобы Саакашвили называли «просроченным президентом» или как-то оскорбляли. Наоборот, сейчас важно ему показать, как можно вести себя достойно. Именно потому, что он забыл, как ведут себя достойные политики, его политическая карьера закончилась. Он может сколько угодно оставаться в оппозиции, но в Грузии не вернутся к практике «Национального движения». Народ уже из этого извлек горькие уроки.

- После выпада Саакашвили относительно инспекторов Роспотребнадзора прозвучало заявление, что выход на российский рынок – спасение для виноделов. Так это или все-таки грузинским бизнесменам удалось диверсифицировать рынки?

- Это заявления сделал министр экономики и устойчивого развития Георгий Квирикашвили. Кто-то из бизнесменов даже успел обидеться на него.

Но это еще раз подчеркивает, что министр – взвешенный государственник. Он поставил благосостояние грузинского народа выше и собственного имиджа, и амбиций. Он понимает, что возвращение грузинской продукции на российский рынок – это не только повышение прибыли у виноделов, но и создание новых рабочих мест, активизация фермеров и большая подмога всему сельскому хозяйству в совокупности экономики в целом.

Да, эти шесть лет стали проверкой на прочность для грузинского бизнеса.

Они на самом деле без всяких эмоций и политической подоплеки пересмотрели свои бизнес–подходы и диверсифицировали рынки. Но, во-первых, с масштабами российского рынка вряд ли может сравниться какая-нибудь страна. Сейчас в условиях кризиса именно в Россию стремятся и инвесторы и производители. Во-вторых, здесь помнят и любят грузинское вино. И хотя отвоевать утраченную нишу будет непросто, для грузинских бизнесменов российский рынок – возврат былого, билет к развитию.

А потому вернуться на российский рынок для грузинских виноделов – задача приоритетная масштаба государственной важности.

Возвращается ведь не только вино, но и сельхозпродукция. А это – мощный импульс для экономики Грузии.

- Когда Саакашвили пришел к власти, очень многие российские компании приняли участие в программе приватизации. Потом все по известным причинам пошло на спад. На Ваш взгляд есть ли у российских бизнесменов интересы в Грузии?

- Как бы бизнесменов не заставляла власть ради политики идти на определенные жертвы, рано или поздно бизнес должен делать выбор: или работать в убыток и быть дотационным в одной сфере и наверстывать убытки в другой, либо сделать этот бизнес прибыльным. Я так думаю, что те компании, которые присутствуют в Грузии, начиная с РУСГИДРО, РАО ЕЭС и заканчивая банками, руководствуются бизнес привлекательностью.

Я, как бизнесмен, который работал долгое время на территории Грузии, считаю, что российские предприниматели видят на грузинском пространстве перспективу транзитного евроазиатского коридора. Поэтому те капиталовложения, которые делаются сейчас, может быть не так уж прибыльны, как могли бы быть, но они прокладывают мощную и прочную дорогу на перспективу.

Не исключаю, что российский бизнес заинтересован в инвестициях в Грузию и исходя из ментальности. Те бизнесмены, которые сейчас находятся на поле российского бизнес-пространства, помнят Грузию, дорожат былыми дружескими отношениями, стремятся основать там бизнес.

Так что здесь присутствует всё: и человеческий фактор, и бизнес-интересы, и политическая подоплека в хорошем смысле этого слова.

- Часто говорят что экономика и политика очень связаны. Что первично: бизнес будет диктовать политические изменения, либо все-таки наоборот?

- Сейчас приоритетными являются совокупность политических и экономических интересов. Если заглянуть в историю, все войны и конфликтные ситуации начинались из-за нехватки ресурсов или экономических интересов.

Поэтому, когда мы говорим про Евроазиатский коридор, то подразумеваем не только экономический интерес, но и фактор безопасности. Важно, на каком расстоянии будет проходить граница главного условного противника российского государства – НАТО: на границе с Турцией или, это будет уже ближе к Южной Осетии или Абхазии.

Исходя из политических основ, уже идет переплетение экономических проектов, прокладка транзитных нефепроводов и газопроводов. Это все взаимосвязано. Пока у человечества есть ощущение и чувство «хочу», везде будет политика, везде будут экономические интересы. И естественно Грузия, да и все геополитическое пространство Южного Кавказа – не исключение.

- Саакашвили и его команда обвиняют «Грузинскую мечту» в пророссийском курсе и «предательстве» прежнего внешнеполитического вектора. Так это или нет?

- Обвинить можно кого угодно, в чем угодно. Напомню, когда к власти пришел Саакашвили, он тоже заявлял, что намерен налаживать отношения с Россией, хотя бы исходя из интересов самой Грузии. Но он сделал все наоборот. Отношения были испорчены так, что исправить всё это усилий потребуется немало.

Когда Иванишвили и его сторонники начали шагать в политику, они заявили, что намерены улучшить отношении с Москвой и возвести сожженные мосты. Свои обещания они осуществляют шаг за шагом. В будущем свой выбор сделать должен сам грузинский народ. Не исключаю, что в один прекрасный день грузинский народ переосмыслит всю свою новейшую историю и, минуя НАТО и блоковые Альянсы, выберет для себя парадигму политического нейтралитета.

Выбор, который позитивно отразится на Грузии, в первую очередь, достойное экономическое развитие. Но сейчас в Грузии время определенного осмысления. В течение девяти лет президент навязывал им лжеценности, пропагандировал вступление в НАТО, говорил, что сейчас распахнутся двери в альянс. До Евросоюза – уже рукой подать. И конечно народу надо осознать, куда и зачем ему следует идти в будущем.

Кстати, прежняя власть хочет вписать в Конституцию, что генеральная линия грузинского государства – прозападный курс, северо-атлантический Альянс. «Грузинская мечта» отстаивает позицию, что ни в одной стране мира в Конституции не прописан внешнеполитический вектор государства.

Поэтому сейчас ситуация нуждается в стабильности. А в будущем пусть многонациональный народ грузинского государства делает выбор.

- Как ни крути, но камнем преткновения являются вопросы, связанные с Абхазией и Южной Осетией. Сейчас и в Цхинвали, и в Сухуми опасаются урегулирования отношений между Москвой и Тбилиси. Насколько обоснованы такие опасения?

- Эти опасения трактуются по-разному. Они раздуваются горе-экспертами и горе-политиками. Если ты патриот своей страны, как можно ставить под сомнение факт признания и выражать опасение, что Россия и другие государства отзовут признание. Они просто, может быть, используют данную риторику для собственной популяризации, пиара и т.д.

Независимость – незыблемый и необратимый процесс. В связи с изменением во внешнеполитической направленности Грузия больше не выносит планов силового восстановления своих прежних территорий.

Российское руководство и представители дипломатии отметили, что отношения с Грузией должны налаживаться, но не за счет интересов третьих субъектов международного права. Выторговать, заменить, отозвать признание – невозможно….

- Давайте немного пофантазируем или заглянем вперед и представим, что Путин и Иванишвили нашли общий язык, и Москва с Тбилиси выстроили конструктивные партнерские отношения. Насколько в Цхинвали готовы к контактам с изменившейся Грузией?

- Контакты нужны в любом случае. Сколько бы мы не шли на поводу у эмоций и не говорили, что мы не хотим общаться, когда остывают горячие головы, приходит понимание, что диалог нужен.

Мы должны задуматься над тем, что люди, пострадавшие во время этого безумного противостояния, пока не получили должного внимания. Пока не дана политико-правовая оценка событиям тех времен, пока не прозвучали со стороны грузинских властей покаяние и извинение в адрес жертв геноцида, но, несмотря на всё это, есть и человеческий фактор. Например, есть молодые ребята, граждане Южной Осетии, которые еще сидят в грузинских тюрьмах, а а также грузины, отбывающие срок в осетинских. Конечно, надо бы заняться вопросом обмена заключенными. Безусловно, важно, чтобы закон об оккупированных территориях был пересмотрен для взаимопонимания. Исходя из всего изложенного, диалог между народами однозначно нужен обоими народам.

Есть еще чисто экономическая сторона, которая волнует простых граждан. Люди, которые живут и в Осетии, и в Грузии часто равнодушны к великой политике. Я говорю непопулярные вещи для обеих сторон, но политики должны понимать, что люди хотят просто жить мирно и в достатке. Так что сейчас нужно налаживать диалог, исходя из обоюдных интересов на платформе равноправного добрососедства. А дальше народы пусть решают, как им жить, как выстраивать отношения. Такова моя позиция.

Что касается взаимных обвинений со стороны Тбилиси и Цхинвала, то надо избавиться от эмоций и подготовить правовую сторону взаимных претензий. Все обвинения должны быть обоснованы.

И в Грузии, и в Осетии могут воспринять мои слова со скепсисом, но обоюдное признание сторон все равно будет. Это вопрос времени. Сейчас же надо просто дать возможность работать общественным организациям, которые направлены на установление диалога между сторонами. Чтобы дальше жить как добрые соседи, надо с чего-то начинать.

- После того, как «Грузинская мечта» победила на выборах, много говорилось о восстановлении Эргнетского рынка. Потом все затихло. Ваше отношение к этой инициативе…

- Я против стереотипов. Такие понятия, как барахолка, базар должны уйти в прошлое. Если мы налаживаем отношения, значит, на приграничных территориях мы должны иметь определенные экономические зоны, где действуют четкие законы свободной торговли, гарантированы доступ населению и безопасность. Мы должны создать площадку, которая станет не только местом торговли, но и местом общения, налаживания добрососедских отношений между народами Грузии и Осетии.

Такие экономические зоны очень перспективны. И в случае достижения договоренности, я готов подключиться к реализации такой задачи. Европейские логистические компании уже готовы предлагать и реализовывать смелые проекты, которые благодаря транзиту принесут экономические дивиденды и Грузии, и Осетии, и России и станут определенными гарантами мира и стабильности в регионах.

- На фоне улучшения отношений России и Грузии, какие планы у «Ассамблеи народов Грузии»?

- Я убежден, что принятая и зафиксированная декларация на Сочинском форуме в 2009 году, сплоченная единством людей, которые душой болеют за восстановление российско-грузинских отношений, уже дала плоды. Наш призыв после проклятой августовской войны покаяться и простить друг друга был услышан. Представители из 18 государств приехали и доказали востребованность этой идеи и сказали: «Нет, языку ненависти». На протяжении четырех лет Ассамблея шаг за шагом шла к поставленной цели, более ста мероприятий были организованы для достижения поставленных задач, недопущения возникновения глухого пространства в отношениях народов России и Грузии, Грузии и Осетии. И дальше мы намерены добиваться улучшения российско-грузинских и грузино-осетинских отношений.

Даже когда восстановятся дипломатические отношения, роль народной дипломатии не будет исчерпана. Миротворцы всегда нужны для поддержания диалога и взаимопонимания. Я думаю, что именно благодаря общественным организациям, Грузия сможет выработать некую новую стратегию – стать форпостом мира и стабильности на Кавказе. Сейчас Грузия может стать действительно региональным центром, как в былые времена. В Тбилиси может быть создана образовательная, торговая и культурная площадка для народов Кавказа.

Также я думаю, что пришло то время, когда Грузии нужна политика, консолидирующая ее многонациональный народ. За 20 лет страна уже много раз обожглась на национальном вопросе. Пришло время работы над ошибками. Хорошо, чтобы на общественно-политическом уровне в Грузии появился термин, объединяющий всех жителей страны независимо от национальности и вероисповедания. Жителей России называют россиянами. В Америке независимо от цвета кожи и происхождения гордятся тем, что они американцы. Многонациональный народ Грузии заслужил единения. И полагаю, что мы будем обсуждать этот вопрос и на уровне запланированного съезда Ассамблеи и дальше перенесем обсуждение на государственный уровень.

- Собираетесь ли Вы возвращаться в Грузию?

- Грузия – моя родина. Я там родился и вырос. Потом воспитывался, служил и учился в России. В 2008 году я сказал «нет» преступному режиму Саакашвили и в знак протеста уехал из страны. Душой Грузию я не покидал, жил проблемами ее народа. Мое возвращение и прибытие в Грузию будет символическим – как знак победы добра над злом. И это больше, чем просто пересечь границу.

Я также хотел бы призвать общественные организации, которым небезразлична судьба Грузии, к активности. Сейчас те времена и ситуация, кода надо высказать активную гражданскую позицию. Некоторые пытаются выждать и посмотреть, как будут развиваться события дальше, так как беспокоятся, что возможен реванш прежнего режима. Убежден, что никакого реванша у Саакашвили и его команды не будет. Они уже не смогут негативно повлиять на судьбу государства.

Мы сейчас должны перевернуть страницу и начать жить честно, руководствуясь законами совести и духовности. Пора начинать осваивать язык прощения и покаяния.

- И, наконец, хотела бы задать вопрос в связи с принятым решением исполкома МОКа об исключении борьбы из состава Олимпийских видов спорта.

- Сегодня, практически в каждой стране борьбой занимается существенная часть детей и молодежи. Занятия данным видом спорта вырабатывает у молодых людей волевой характер и создает особое борцовское братство, правила которого базируются на лучших человеческих качествах, таких как: честность, открытость, толерантность, сопричастность, взаимопомощь, взаимовыручка и многое другое. Поэтому спортивная борьба является не только одним из видов физической активности, но так же и кузницей высокоморальных личностных качеств молодого поколения.

Современная индустрия спорта – это сложная система экономических отношений и интересов, которая по сути своей гораздо шире по содержанию, чем просто спортивная отрасль. Возможно, FILA не удалось пока реализовать все поставленные перед ней цели в этой сфере, и до сих пор не был создан подобающий плацдарм для развития борьбы как субъекта спортивной индустрии, а также, возможно, не были реализованы все стратегические и тактические интервенции спортивного менеджмента в данном виде спорта. Но, мы уверены, что эти вопросы решаемы и будут реализованы в самом обозримом будущем.

На сегодняшний день сделано множество заявлений со стороны известных в прошлом и настоящем борцов, чемпионов в данном виде единоборств о том, что невозможно представить себе Олимпийские игры без соревнований по спортивной борьбе. Налицо всеобщая обеспокоенность о судьбе спортивной борьбы, как олимпийского вида спорта. Сказано много слов, сделано много отчаянных заявлений, порой эмоциональных, что лишь свидетельствует о большой популярности этого вида спорта и большой мировой любви к нему.

Судьба спортивной борьбы небезразлична не только спортсменам, но также и представителям искусства, бизнеса, общественной деятельности и многих других областей. Мы создали инициативную группу с предложением написать обращение от известных представителей всех этих сфер о рассмотрении вопроса о сохранении спортивной борьбы как Олимпийского вида спорта.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments