iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Как я не попал в охрану патриарха. Рассказ отца o_alexandr75

Оригинал взят у o_alexandr75 в как я не попал в охрану патриарха
алексей



Он появился в храме поздней весной, когда среди приходских бабушек упорно стал циркулировать слух, что вот-вот должен приехать Святейший. Именно так и произносили – шёпотом и с большой буквы. Бабушки всегда и всё лучше знают, чем настоятель. И отец Феодор мудро слух не опровергал и не подтверждал. Как мы к нему не приставали, он лишь поднимал указательный палец к верху, словно призывая быть внимательными, и скрывался в приалтарной келье. Туда простым смертным доступ был запрещён, поэтому расспросы затихали сами собой. Но хор начал судорожно мучить ноты Архиерейской встречи. А это уже говорило о многом.
Алексей появился незаметно. Роста чуть выше среднего, сух как палка. Рыжеват. Уста его скрывали дебри усов. На ногах при любой погоде красовались сандалии. Брюки мятые. Пиджак всегда накинут на плечи, а не надет. Руки он старался держать подмышками. Возраст определить не представлялось возможным.
Приходил он в храм одним из первых. Вставал к ближайшему подсвечнику и всю службу за ним внимательно следил, выковыривая огарки при помощи маленькой отвёртки. Бабушек это сначала возмутило – как же так: их дело! Потом они признали в нём своего, и перестали обращать внимание: ну, ходит – и ходит. Даже отвёртки переняли. Алексей сначала захватил шефство над одним подсвечником, затем над вторым и третьим. Вскоре стал оставаться после службы помогать в уборке храма и на трапезу.
А так как я храм сторожил, то именно тут мы с ним и пересеклись.
Взгляд у него был внимательным и цепким. Но каким-то рассредоточенным что ли. А речь.… Скажем так, не соответствовала взгляду. Он мог часами повествовать о том, куда какую святыню привезли, вставляя между предложениями присказку «ну как?!». Хотелось поднять большой палец и ответить: «Во!». Не обижать же убогого! А то, что он убогий стало понятно как-то сразу и всем. Не может же здоровый мужчина торчать сутками в церкви и рассказывать о ерунде? Да ещё в глаза не смотрит! Ну, временами вопросы какие-то странные задаёт о том, сколько свечей за день продали или на чьей земле стоит казино за храмом. Интересуется человек, заняться-то нечем.
Однажды Алексей принёс огромный потрёпанный фотоальбом. Вместо фотографий в него были вложены иконки, с вклеенными в них лоскутками риз, щепочками от девеевских тополей и прочая, прочая, прочая.
- Где это ты взял столько? – удивился я.
- Места надо знать, - таинственно ответил Алексей, - хочешь, покажу где?
Меня православные сувениры интересовали мало, но по вежливости я ответил, что очень хочу узнать это сказочное место.
К моему удивлению, он назначил мне встречу рано утром у Кутафьей башни Московского Кремля. А когда я пришёл, то взял меня за руку и провёл на патриаршую службу в Успенский Собор. И не просто провёл. Мы приложились перед богослужением к мощам святителя Петра Московского. А они – в алтаре! И никто супротив слова не сказал. Лишь патриарший архидьякон Мазур цыкнул на Алексея. И то – полушутя, как своему.
«Ну, как?!» - глухо вопросил мой спутник.
Я был в шоке.
За Кремлём последовали Донской Монастырь и Лавра преподобного Сергия.
Память высвечивает следующую сюрреалистическую картинку. Какая-то небольшая комнатка в Донском уже после службы. Запах хорошего ладана. На столах у стенки – облачения. Алексей. Мазур и ещё один архидьякон – забыл, как зовут – лоб у него, как у апостола Павла, а шея – красная. Вместе сидим, разговариваем и пьём водку.
Или Лавра. Перед помазанием на Всенощном бдении Алексей наставляет меня: «смотри, понравься!». Помазывает патриарх. Взгляд – как будто сквозь тебя. «Ну, как?!».
Или снова Донской. Какие-то женщины, бегущие за машиной патриарха. Меня поражает то, что я их уже видел – в Троице. Ездят они, что ли за ним?
- Хочешь также? – мимоходом бросает Алексей.
- Как, также?
- В охране патриарха? Негласной?
Куда делось его юродство? Абсолютно адекватный человек. Отвечаю: «надо подумать».
- Ну, подумай, подумай…
В этот же день я приезжаю к духовнику. Отец Николай – совершенно седой после потери двух братьев – внимательно выслушивает. Решительно кивает головой: «Не благословляю. Так и передай этому… Алексею».
Алексей исчез из храма также неожиданно и незаметно как появился. Больше я его не видел. Бабушки повздыхали и забыли. Вместо патриарха приехал кто-то из его викариев. У настоятеля из-за казино были большие проблемы.
Но иногда мне словно слышится тихий глухой голос: «Ну, как?!».

sm_users_img-138540

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments