iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Интервью с Александром Чачия. Часть 2-я

Оригинал взят у iberianna в Грузинская земля принадлежит грузинскому народу, а народ – это не только нынешнее поколение
«Грузия и мир» продолжает публикацию интервью с Александром Чачия и предлагает вниманию вторую часть беседы с ним

Вы выступили с качественно новым взглядом на роль будущего президента в системе государственной власти, заявив, что президента надо обязать заниматься проблемами восстановления грузино-абхазских, грузино-осетинских и российско-грузинских отношений. Наша газета поддержала Вашу идею, опросила множество экспертов и многие из них согласились с такой постановкой вопроса. Однако власть никак не прореагировала на это предложение. Как Вы думаете, почему?

1-anal-polit-mt

Если власти нужен номинальный президент, который будет посещать с официальными визитами Европу и Америку и участвовать в культурных мероприятиях, то тогда отсутствие реакции на мое предложение понятно. Такая должность в обиходе называется «синекурой»: человек сидит на шее у народа, пользуется всеми благами, почетом и уважением, а конкретных результатов деятельности с него никто не спрашивает. Претендентов на такую должность в Грузии много, и часть из них уже заявила о себе. Но если наделить эту должность реальными обязанностями по решению главных, жизненно важных проблем грузинского государства и предупредить, что через год-два президент должен предъявить конкретные результаты своей деятельности, то желающих занять этот пост резко поубавится. Я считаю, что у грузинского народа нет желания и возможностей содержать высокопоставленного дорогостоящего бездельника. Я считаю, что необходимо использовать этот высокий государственный пост для решения конкретных задач.

В период правления Шеварднадзе – Саакашвили с сфере отношений с Россией, абхазами, осетинами не было сделано никаких позитивных шагов. Этим направлением политики занимались самые некомпетентные чиновники, не имевшие никакого авторитета у партнеров. Оба правителя демонстрировали свою абсолютную незаинтересованность в решении этих проблем. Саакашвили же своей августовской авантюрой загнал проблему в полный тупик. У новой власти, на которой нет вины и крови, есть небольшой шанс вывести проблему из тупика. Для этого нужна политическая воля премьер-министра, наделение президента соответствующими функциями и избрание на этот пост человека, приемлемого для российской, осетинской и абхазской сторон. Это необходимо для сохранения и развития грузинского народа и грузинской государственности. Это необходимо и для того, чтобы народ продолжал доверять Иванишвили. Дело в том, что в экономике быстрых успехов быть не может, сравнение достижений в этой области пока не будет в пользу новой власти; в духовно-нравственной сфере, как мы уже говорили, на серьезные сдвиги тоже рассчитывать не приходится; громкими судебными процессами можно поддержать свой рейтинг, но недолго. Поэтому для сохранения доверия новой власти надо добиться позитивных результатов в том направлении, в котором прежняя власть потерпела полный крах. Это направление – взаимоотношения с Россией, абхазами и осетинами.

Было высказано предложение избрать президентом этнического абхаза. Бидзина Иванишвили заявил, что рассматривал это предложение. Каково Ваше мнение?



Тот факт, что такое предложение всерьез рассматривалось руководством страны, свидетельствует о полном непонимании властью реальной ситуации как в Абхазии, так и в грузино-абхазских отношениях. Во-первых, избирать абхаза президентом только потому, что он абхаз, унизительно как для этого человека, так и для всего грузинского общества. Во-вторых, абхаз, став сегодня президентом Грузии, потеряет все контакты с абхазским обществом, станет в Абхазии неприемлемой фигурой.

Президентом Грузии должен быть грузин, но грузин, пользующийся доверием как грузинского общества, так и абхазов и осетин.

В связи с абхазской проблемой интересно Ваше мнение о значении Верховного Совета и Совета Министров Абхазии, функционирующих в Тбилиси. Могут ли они сыграть какую-либо роль в нормализации грузино-абхазских отношений?

Разумеется, нет. Никакой положительной роли они сыграть не могут по той простой причине, что с ними абхазская сторона ни при каких обстоятельствах разговаривать не будет. И не только потому, что на многих из них лежит вина за происшедшую в Абхазии кровавую трагедию. В Тбилиси есть люди, поддерживающие хорошие личные контакты с абхазским обществом, пользующиеся в Абхазии авторитетом и доверием. Но если кто-то из них займет официальную должность в абхазских структурах в Тбилиси, то все контакты с ним будут прекращены. Это реальность и с нею надо считаться. Вообще, конечно, у этих структур нет будущего.

После встречи Католикоса-Патриарха всея Грузии со Вселенским Патриархом представители Грузинской Церкви заявили, что в ближайшее время состоится визит Ильи Второго в Абхазию. Насколько это реально?

Это нереально, никакого визита не будет. К сожалению, наша Церковь, как и государственная власть, всегда опаздывает со своими инициативами, загоняя проблему в тупик. Готовить такой визит надо совсем другими методами и с помощью других людей. И работать в этом направлении надо не с Константинопольским Патриархом, а внутри абхазского общества.

Кто будет работать? Кадровая политика новой власти мало отличается от политики «националов». В обществе наблюдается крайнее недовольство качественным составом как парламентского большинства, так и правительства…

Да, в последние 20 лет создается впечатление, что в Грузии нет умных, эрудированных профессионалов, проникнутых национальным духом. Несколько лет назад один из российских руководителей сказал мне: я знал и знаю много исключительно образованных, талантливых грузин – как чистых интеллектуалов, так и организаторов-практиков; скажи, из кого же формируется политическая элита страны, высший чиновничий корпус, где они находят таких ограниченных и бесцветных людей? Я ответил, что, во-первых, среди них мало грузин, а, во-вторых, их находят и выдвигают американские кураторы, мнение и воля грузинского народа при этом никак не учитываются.

Вместе с тем, надо признать, что определенный прогресс все же есть. Если раньше было стыдно за 95 процентов публичных лиц, то сегодня это чувство испытываешь по отношению к 60-70 процентам. Посмотрим, может быть, со временем ситуация еще более улучшится. Надо признать, что ожидания общества очень завышены. Народ хочет качественных изменений во всем, прежде всего в кадровой политике, и уже забывает, какие люди были в руководстве совсем недавно. Президент представлял очередного 23-25-летнего мальчика или девочку на пост руководителя министерства или ведомства, говорил, что это «опытный», «очень сильный профессионал», сотрудники этого ведомства ему аплодировали, а общество молчало. Вспомните, что мэром тбилисцам назначили Чиаберашвили, и городское общество величало его «господином»; министром обороны был Кезерашвили, и генералы отдавали им честь. Вспомните других министров, губернаторов, мэров. Обратите внимание: это такие люди, которые, потеряв должность, превращаются в ничто. У них нет ни соответствующих личных качеств, ни достаточного авторитета в обществе для того, чтобы после потери должности оставаться уважаемой личностью в стране или городе. Они это прекрасно понимали, поэтому преданно служили своему хозяину и параллельно старались сколотить личный капитал для безбедной жизни после ухода из власти. Правителя устраивают такие, полностью зависимые от него люди, но авторитета власти это не прибавляет и в конце концов заканчивается крахом режима.


Складывается впечатление, что Бидзина Иванишвили тоже руководствуется таким принципом подбора кадров…

Может быть, но все же положение улучшилось. Например, раньше я не мог смотреть телевизор: мне было стыдно за Грузию, за мой народ, когда выступали представители власти. Сегодня я часто испытываю чувство неловкости, но, за небольшим исключением, нет того жгучего стыда.

А кто это небольшое исключение?

Например, министр иностранных дел. И дело даже не в том, что она ни по каким параметрам не соответствует этой очень важной сегодня должности. Я слышал, как она заявила, что для нее Сталин и Гитлер – одинаковое зло. Такая безграмотность, такой цинизм, такое убожество мышления меня просто поразили! Она проявила не только полное невежество в вопросах истории и человеческой морали, но и нанесла жестокое оскорбление большинству собственного народа, особенно старшему, самому заслуженному поколению, ветеранам Великой Отечественной войны. В нормальном государстве министр после такого хамского заявления не остался бы на своем посту. Ей место не в правительстве, а в компании тех обезьян, которые позировали на фоне поверженного памятника Сталину в Гори. Удивительно, что это дочь Гурама Панджикидзе. Я знал ее отца, помню, как он приходил к Давиду Чхиквишвили и приносил ему новые, где-то им обнаруженные материалы о Сталине, свидетельствующие о гениальности этого великого человека. Я не ожидал от его дочери такого бескультурья и примитивизма.


Одна из наиболее острых проблем, волнующих грузинское общество, – продажа земли иностранцам. Есть мнение, что масштабы продажи уже угрожают самому существованию нашего народа.


leonidze2

Это правильное мнение.яли, что это «практика всех цивилизованных государств» и «если хотим в Европу», то надо быть цивилизованными. Главное, конечно, то, что это было требованием Международного валютного фонда, и нанятые им члены грузинского правительства и общественные деятели убеждали народ, что это очень правильное решение, которое выведет сельское хозяйство страны из «советского тупика». Эти выросшие на городском асфальте «эксперты» уверяли общество, что если отменить колхозы и совхозы и передать землю крестьянам в частную собственность, то благодарные и счастливые крестьяне с особым энтузиазмом будут ее обрабатывать, урожайность во много раз повысится и все будут радостны и довольны. Интересно, что сами крестьяне придерживались другого мнения, но «эксперты» объясняли это их «отсталостью» и «советским менталитетом». Помню телерепортаж из Кахетии, в котором журналистка спросила пожилого крестьянина, что он будет делать, когда получит землю в собственность. Он устало на нее посмотрел и ответил: «Продам, дочка, если кто-нибудь купит. Чем и как я смогу ее обрабатывать?». Наши «цивилизованные» эксперты не понимали, что земля сама по себе никакой ценности для крестьянина не представляет. Ценность представляет урожай и возможность его реализации. А чтобы получить урожай, землю нужно обработать, для чего требуется соответствующая техника, горючее, удобрения и т.д. Если всего этого у крестьянина нет, то земля ему не нужна, и он будет стараться ее продать, а это в условиях малоземельной Грузии означает, что со временем наш народ потеряет право на свою землю.


Введение частной собственности на землю – это преступление не только по причине малоземелья, но и потому, что грузинская земля принадлежит грузинскому народу, а народ – это не только нынешнее поколение людей, но и прошлые и будущие поколения в совокупности. Ни одно из поколений народа не имеет морального права продавать то, что принадлежит не только ему. Господь дал нашему народу землю, чтобы мы из поколения в поколение ее обрабатывали и пользовались ее плодами, но продавать дар Божий нам не позволено. Меня в свое время очень удивило, что Грузинская Православная Церковь не выступила с протестом по этому поводу.


Сегодня Церковь подвергается нападкам со стороны ультралиберальной части общества, ее называют отсталой, чуждой современности, варварской. Но и у патриотической части общества есть нарекания в адрес Церкви. Я помню, что Вы тоже высказывали недовольство деятельностью Церкви…


Патриотическая часть общества, в том числе и я, была недовольна пассивностью Церкви, ее нежеланием участвовать в общественных процессах и даже высказывать свое мнение по жизненно важным для нации проблемам. Процесс распада страны, разложения нации, деградации общества, девальвации традиционных ценностей идет давно и его реализатором была ангажированная, продажная государственная власть. Люди это видели и ждали протестного слова от Церкви, надеялись на ее принципиальную позицию в деле защиты духовности и национального достоинства народа. Но Церковь молчала, отговариваясь принципом невмешательства в светскую жизнь. Именно тогда я публично заявил и несколько раз повторил, что Господь даровал нам Церковь для сохранения, духовного развития и нравственного совершенствования нашего народа и самоустранение Церкви от выполнения этой высокой миссии недопустимо. Церковь продолжала молчать. Тем не менее, уровень доверия к Церкви оставался чрезвычайно высоким, по сути Церковь была и остается единственным общественным институтом, с которым общество связывает надежды на сохранение национальной и культурной идентичности. Грузинская интеллигенция, которая в советское время выполняла эту роль, по причине своего конформизма, недальновидности и оторванности от реалий народной жизни, потеряла эту важнейшую функцию. В последние два-три года часть грузинского духовенства, в том числе и иерархи Церкви, стали обращаться непосредственно к народу не только на службе в церкви, но и со страниц газет. В этом смысле, кстати, ваша газета была и остается на передовых позициях. Я всей душой приветствую эту общественную активность священнослужителей. Главное, чтобы под ожесточенным натиском антинациональных сил внутри страны и давлением международных организаций эта долгожданная активность не пошла на спад, чтобы Церковь вновь не замкнулась в своей внутренней жизни. А для этого ей нужна поддержка всего общества, всего народа. Причем, поддержка не только верующих, но всех граждан страны, которые хотят будущего для своих детей. Самый убежденный атеист, самый активный сторонник общественных инноваций должен понимать, что православие – это огромный пласт в сокровищнице традиционных ценностей нашего народа, определяющей идентичность грузинской нации, а традиция – основа жизнеспособности нации. Новшества способствуют прогрессу только во взаимодействии с традицией, только в органичном сочетании с нею. Новшества, которые вытесняют традицию и заменяют ее, ведут к деградации и вырождению нации.


Церковь – не однородная по своему составу структура. В среде священнослужителей есть и конформисты, готовые сотрудничать с любой, даже самой антинациональной властью, есть «реформаторы», стремящиеся «осовременить», «цивилизовать» православие, а в действительности навязать нам протестантские ценности, есть и убежденные экуменисты. Но есть и последовательные, национально и патриотически ориентированные, глубоко верующие служители православия, готовые к самопожертвованию ради веры и Отечества. Увидев, в какую сатанинскую бездну толкают наш народ внешние и внутренние темные силы, эти священнослужители возвысили свой голос и тем самым дали народу почувствовать: Церковь с нами, с нами Бог! Это те люди в Церкви, которые осознают, что служить Богу – это значит служить своему народу и привести его к Богу. Наш гражданский и национальный долг – поддержать этих людей.

Беседовал Ираклий Тодуа

Продолжение следует



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments