iskander_bel (iskander_bel) wrote,
iskander_bel
iskander_bel

Categories:

Курская икона «Знамение» Божьей Матери. часть 2

Похищение Чудотворной иконы 1918 года

23767.p
Изображение иконы «Знамение» украденной в 1918 году

В 1918 году в Курске произошло горестное, но вместе с тем и весьма знаменательное событие: 11 апреля, в среду, на 6-й неделе Великого поста среди бела дня чудотворная икона и ее икона-список, обе в драгоценных, украшенных самоцветами ризах, были похищены из Знаменского собора.
Епископ Феофан немедленно известил о пропаже святыни местные власти, однако вместо расследования сотрудниками Курской ЧКа было заявлено, что настоящими похитителями являются сами монахи, сделавшие это для того, чтобы посеять в народе недовольство Советской властью. Епископ и вся братия были посажены под домашний арест, а в монастырских помещениях сделан обыск, временами переходящий в настоящий грабеж. На следующий день арест был снят и ограбленным монахам приказали сидеть тихо, не возбуждая народ.

В монастыре и во многих храмах ежедневно возносились усердные моления ко Пресвятой Богородице о возвращении Ее чудотворного образа, и молитвы верующих были услышаны. Образа были обнаружены лишь через месяц. Недалеко от монастыря находился старый колодец, выкопанный по преданию самим преподобным Феодосием Печерским, а потому и называвшийся у народа Феодосиевским. Над ним был когда-то устроен навес в виде часовни, но был этот колодец в забвении, давно не чищен, и водой из него мало кто пользовался. В день памяти преподобного Феодосия Печерского, 3 мая, одна бедная женщина, по профессии белошвейка, голодная возвращалась с базара, где она напрасно пыталась найти что-либо съестное. Проходя мимо Феодосиевского колодца, эта белошвейка заметила старый мешок, в котором что-то находилось. В надежде найти какую-нибудь еду, голодная женщина подошла к колодцу и заглянула в мешок. В нем оказались две деревянные иконы Знамения Божией Матери без риз.

Как раз в это время мимо проходила похоронная процессия. Священник, сопровождавший покойника, приблизился к колодцу и сразу догадался, что это чудотворная икона и ее список. Он остановил процессию и послал в монастырь оповестить о чудесной находке. Вот, что сообщила газета «Красная Армия» 16 мая 1918 года:

«Вчера утром под горой, где находится епархиальная типография близ р. Тускари в колодце, называемом Феодосиевским, были найдены украденные из Знаменско-Богородицкого монастыря в апреле месяце икона Знамения Божией Матери и копия с нее. Обнаружили икону в колодце две девочки, которые мыли в ручейке у колодца белье. Иконы лежали на дне колодца, завернутые в мешок. Вытащив находку из колодца и развернув мешок, девочки увидели иконы, о чем сообщили своим семьям и проходившему с похоронной процессией св. Л. Иваницкому. Собранной комиссией иконы были признаны за те, которые были украдены из монастыря. В 11 часов дня по случаю нахождения икон на Красной площади был отслужен торжественный молебен, при толпе молящихся в несколько тысяч человек…»

Обрадованный епископ Феофан приказал звонить во все колокола и крестным ходом, со всей монашеской братией, отправился к месту обретения иконы. Одновременно он отправил на извозчике иеромонаха Гермогена за Московские ворота, привезти иконописца Григория Адриановича Шуклина, недавно писавшего копию чудотворной иконы без ризы, чтобы он показал, какая из двух найденных икон чудотворная и какая – список. Епископ Феофан икону без ризы никогда не видел, а потому и не мог сам определить.


23768.p
Изображение иконы «Знамение» после кражи в 1918 году

Шуклин сразу же узнал в одной из двух найденных икон чудотворную по ее древности и по рубцу, оставшемуся на ней после рассечения татарином в 1385 году. На чудотворную икону была немедленно надета запасная, довольно простая, серебряная, голубой эмалью покрытая риза, которая находится на ней и по сей день. После этого начались непрерывные молебны при огромном стечении народа.
Весь день 3 мая во всех курских церквах звонили колокола, как на Пасху. Люди встречались и обнимались, не зная, как выразить свою радость. У всех было пасхальное настроение. Чудотворная икона пробыла в безвестном отсутствии около трех недель. Вскоре после взятия Курска, по приказанию генерала Кутепова, было начато официальное расследование большевистских зверств и злодеяний. Прежде всего подвергли осмотру бывшее здание дворянского собрания, где помещалась ЧК. И в чекистской помойке были найдены два чехла, расшитые золотом, – те самые, которые были на чудотворной иконе и ее списке в день похищения. «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Лук. 8: 17). Так открылось, что иконы были похищены чекистами.

Последние дни пребывания Святого образа в начале 20-х годов в России

После чудесного обретения Чудотворной иконы несколько дней перед ней совершались непрерывные моления. В связи с вышеизложенным, не вызывает удивления тот восторг, с которым встретило курское духовенство занятие города частями Добровольческой армии в сентябре 1919 года и грандиозные молебны проводимые им в честь побед белых. Так, 3 октября 1919 года газета «Курские вести» сообщала:

«Праздник Покрова Пресвятые Богородицы совпал с освобождением г. Орла нашей Добровольческой Армией от большевистского ига. Ввиду этого утром 1 октября в Знаменском соборе была совершена епископом Феофаном торжественная литургия, к концу которой на Красную площадь начало стекаться духовенство городских церквей. По окончанию литургии на Красной площади при огромном стечении народа был отслужен благодарственный молебен с многолетием Русскому Христолюбивому воинству и его вождям. К началу молебна приехал г. Губернатор (князь А.А. Римский-Корсаков) и другие городские власти, которые после молебна пошли с крестным ходом по Московской улице. Дойдя до Почтового переулка, процессия свернула вправо и перед женским монастырем было совершено краткое молебствование. Затем крестный ход двинулся по 1-й Сергиевской улице и дойдя до Благовещенской церкви и совершив благодарение, повернул обратно по Московской улице к Знаменскому монастырю. После каждого благодарственного молебствия епископ Феофан благословлял молящихся святыней города – иконой «Знамения Божьей Матери», сопутствовавшей процессии и окроплял святой водой».

Но торжество добровольцев было непродолжительным. Уже в середине октября командир 1-го Армейского корпуса генерал А.П. Кутепов дал понять епископу Феофану, управлявшему Курской епархией, что Курск может быть временно оставлен Добровольцами и предложил ему выехать на юг, обещав предоставить перевозочные средства для него и желающего духовенства.

Епископ Феофан собрал духовенство и разрешил желающим воспользоваться предложением генерала, тем более, что последний уверял, что Курск будет оставлен только на короткое время. Тогда епископ Феофан с наместником монастыря, архимандритом Иеронимом (впоследствии архиеп. Детройтским), и с пожелавшим духовенством отправились поездом в Белгород, а Курскую чудотворную икону было благословлено с иноками Знаменского монастыря и Коренной Пустыни отвезти в город Обоянь, в 60-ти верстах на юг от Курска, куда икону давно приглашали. В случае же приближения фронта к Обояни поручено было отбыть с иконой в Белгород. Сопровождали икону следующие иноки: архим. Варнава, настоятель Коренной Пустыни, иеромонахи Аристарх, Смарагд, Герман, Гермоген, Елеазар, Михаил, Августин, архидиакон Иоанникий и четыре иеродиакона. Остальная братия решила оставаться в Курске.

23769.p
Курские священники, увозившие икону «Знамение» Впереди слева-направо: Архиеп. Курский и Обоянский Феофан, архимандр. Варнава - настоятель Коренной пустыни. Сзади: монахи Аристарх и Гермоген

Перед отбытием иконы отслужили в Знаменском соборе молебен с акафистом Божией Матери, на который собралась оставшаяся братия и немногие богомольцы, всего около 50-ти человек. Ровно в 9 часов вечера, 31 октября 1919 года, чудотворная икона покинула Знаменский монастырь. Из-за рано наступившей суровой зимы пришлось везти икону в санях. До первой остановки в селе Медведка ее держал на руках иеромонах Гермоген, впоследствии ставший архимандритом.
В уездном городе Обоянь нашли приют в местном мужском монастыре. Это было в ночь на воскресенье. На другой день отслужили литургию и молебен перед иконой. В тот же день отправились дальше, чтобы не попасть в руки красных. Все эти дни бушевала страшная метель, и идти было очень тяжело. На санях сидел только держащий икону, все остальные должны были идти пешком. После трехдневного чрезвычайно тяжелого пути, иноки с Чудотворной иконой добрались до Белгорода и поставили ее, по благословению епископа Феофана, в мужском монастыре, где почивали мощи Святителя Иоасафа. Там икона пробыла около двух недель, все время посещая дома белгородцев, как бы прощаясь с родным курским краем. 18 ноября, в отдельном вагоне, икона покинула курские пределы и отбыла в Таганрог, куда и прибыла 20 ноября, в канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Три недели пробыла икона в Таганроге, имея пребывание на Афонском подворье и почти ежедневно посещая дома усердствующих.

Дальнейшие кратковременные этапы: Ростов, Екатеринодар, Новороссийск. Монахам с иконой часто приходилось голодать и холодать. Наконец, 1 марта 1920 года, на пароходе «Святой Николай», Курская чудотворная икона в сопровождении епископа Феофана и иноков, не пожелавших с ней расстаться, покинула берега России и из Новороссийска через Константинополь прибыла с Салоники. 2 апреля икона прибыла в древнюю столицу Сербии, город Ниш, где ее с великим торжеством встретил Нишский сербский епископ Досифей, со всем своим духовенством и множеством народа. Епископ Досифей был великим другом русского народа и оставался таковым до самой кончины. Умер он в сане митрополита Загребского во время 2-й мировой войны.

По усердной просьбе генерала Врангеля, удерживавшего после Новороссийской эвакуации с горстью воинов-патриотов последний свободный клочок русской земли – Крым, – Курская чудотворная икона из Сербии отбыла туда для ободрения воинов. Прибыла она в Крым на пароходе «Святой Георгий» 14 сентября 1920 года, в день праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста. Крым в то время уже агонизировал, и черная туча большевизма окончательно заволокла русскую землю. Вместе с остатками армии и со всеми желающими покинуть Крым и уйти от большевиков на чужбину, 29 октября 1920 года, на дредноуте «Генерал Алексеев», почти ровно через год после отбытия из Курска, чудотворная икона снова покинула русскую землю, теперь уже надолго.

Четверть века пребывания в Югославии

После возвращения из Крыма в Югославию Курская чудотворная икона еще некоторое время пробыла в Земуне, а потом была перевезена в сербский монастырь Язак на Фрушской горе, где сербскими церковными властями было предоставлено помещение для жительства хранителю иконы, епископу Феофану. Остальные иноки, сопровождавшие икону, были распределены по разным сербским приходам. Сербская Церковь тогда очень нуждалась в приходских священниках, так как несколько сотен из них погибли во время 1-й мировой войны.

Чудотворная икона «Знамение» пребывала на всех заседаниях 1 Зарубежного собора с участием клира и мирян в Сремских Карловцах в 1921 году, а равно и на всех архиерейских соборах в том же городе, которые проходили под ее святым осенением.

В 1924 в Белграде была заложена, а в 1925 году построена русская Троицкая церковь. В ней с левой стороны была сооружена особая благолепная сень. В эту сень, по разрешению Архиерейского Синода и с согласия епископа Феофана и была помещена Курская чудотворная икона для постоянного пребывания. Из Белграда она неоднократно отбывала для посещения многих мест, где находились рассеянные по всей Европе русские люди.

Присутствовала Курская чудотворная икона и на Втором Всезарубежном Соборе с участием клира и мирян в тех же Сремских Карловцах в августе 1938 года. Собор этот был несомненно самым крупным событием в истории Зарубежной Церкви. В нем принимали участие 13 архиереев во главе с Митрополитом Анастасием, 26 представителей духовенства и 58 представителей от мирян. Делегаты съехались со всего Зарубежья, в частности с Дальнего Востока, из Северной и Южной Америки и со всей Европы.

В 1939 и 1940 годах состоялись торжественные крестные ходы с Чудотворной иконой из Белграда в сербский монастырь в Хопове, где в то время приютились монахини Лесненского монастыря – попытка возродить бывшие прежде крестные ходы из Курска в Коренную Пустынь. Начавшаяся война помешала развиться этому доброму начинанию.

Во время второй мировой войны Божья Матерь через Свою Чудотворную икону явила много дивных знамений и чудес, чему имеется множество свидетелей.

Белград пережил сильные бомбардировки. Целые кварталы были разрушены. Множество людей погибло под развалинами. И вот было замечено, что не только все три русских храма в Белграде, но и те дома, куда была приглашаема для молебнов св. икона, от бомб не пострадали или пострадали незначительно. В одном свидетельском показании указывается, что вся их улица была целиком разрушена и уцелели только те два дома, в которых побывала икона. Другой свидетель повествует, что буквально у самого их дома, где недавно побывала икона, упали три огромных бомбы и… ни одна не взорвалась. Тогда русские люди, а за ними часто и сербы, начали усердно приглашать в свои дома Чудотворную икону, носимую нашими священниками бесстрашно даже во время бомбардировок, и чудеса продолжали изливаться непрерывным потоком на страждущих белградцев.

В русской Троицкой церкви, где имела постоянное пребывание Чудотворная икона, ежедневно совершались богослужения, на которых очень часто присутствовал митрополит Анастасий, по праздникам всегда сам участвуя в богослужении. Неоднократно во время богослужений совершались налеты, но богослужение шло своим чередом, и только очень немногие богомольцы покидали храм, ища спасения в бомбоубежище. Митрополит никогда не оставлял храма в это время. И не были постыжены верующие русские люди в своем уповании на Владычицу мира. Она сохраняла их жизни и их жилища, яко Мати Всеблагая. Оригинал взят у o_alexandr75 в Курская икона «Знамение» Божьей Матери. часть 2
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments