Tags: Великая Отечественная война

энтеоснагайкой

ПЕСНЬ ХЛЕБНОЙ БОГОМАТЕРИ.

Оригинал взят у otets_gennadiy в ПЕСНЬ ХЛЕБНОЙ БОГОМАТЕРИ.
Помню, два года назад как раз в эти дни - 16 февраля - я проводил Юбилейный Таисиинский вечер-концерт в Большом драматическом театре, посвященный 100-летию памяти игумении Таисии. На нем присутствовало два архиерея. Открывал епископ Назарий, выступал епископ Мстислав. В этом году очередной Таисиинский концерт должен был пройти 8 февраля в день ангела матушки Таисии, уже была достигнута договоренность с залом на это число. Но по известным причинам концерт не состоялся.
Ко многим вечерам я искал песни или стихи по теме вечера. И не всегда находил. Тогда я сам писал стихи или песни для исполнения на сцене. В итоге за 15 лет у меня было написано около 10 песен, которые исполнялись на этих вечерах. Самой известной стала песня о блаженной Ксении, которую исполнил Эдуард Хиль.
У меня в планах стояла песня о Хлебной иконе Божией Матери для Таисиинского концерта.
Эта икона для Леушинского монастыря была не менее значима, чем образ "Аз есмь с вами, и никтоже на вы". Образ Богоматери, называемый Хлебная или Запечная, явился митрополиту Филиппу Московскому в его бытность насельником на Соловках (почему икону иногда называют Соловецкая). Список этого образа был подарен в Леушинский монастырь благочестивым богомольцем и стал чтимым образом обители, пред которым по благословению игумении Таисии совершалось неусыпаемое чтение Акафистов Богоматери.
Другой список Хлебной иконы прославился в годы блокады, явив чудесную помощь женщине с детьми.
В память о чтимой Хлебной иконе в Леушинском монастыре мы написали новый список большого размера, который в настоящее время встречает всех приходящих на Леушинское подворье в нижней часовне.
У меня был уже составлен один куплет. Но после отмены концерта, казалось, что песня теперь не нужна. Но с другой стороны, меня укоряла мысль, почему песня, посвященная Божией Матери, должна зависеть от конкретного вечера? Нужно выполнить свой замысел не зависимо ни отчего. С этим чувством я вернулся к тексту в этот праздник Сретения. Родилась песня (а может быть и просто стихотворение) для несостоявшегося концерта.
Прошу Вашего снисходительного внимания к моему произведению.


ХЛЕБНАЯ БОГОМАТЕРЬ

Матерь Божия и Матерь Хлеба,
Ты питаешь Хлебом неземным.
Чрез Тебя душа вкушает Небо,
Насыщаясь Духом Пресвятым.

Иноку Филиппу Ты явилась
В соловецкой келье у печи,
Чтобы вся Россия помолилась
У Твоей негаснущей свечи.

Припев:
Матерь Божия Хлебная,
Даруй нам вся потребная.
В этот день и грядущий
Даруй Хлеб нам насущный.

В глубине лесов и рек пространных
Дивная обитель процвела.
К матушке Таисии нежданно
Ты Сама в Леушино пришла.

Славили Акафист денно-нощно
Сестры пред иконою святой,
Чтоб Ее покров всемощный
Ширился над Русскою страной.

Припев:
Матерь Божия Хлебная,
Даруй нам вся потребная.
В этот день и грядущий
Даруй Хлеб нам насущный.

И пришла беда страшнее ада
В сорок первом в город на Неве -
Долгая голодная блокада.
Кто поможет плачущей вдове?

Среди дыма, и огня, и взрывов
Положила женщине на грудь
Хлебный Образ — как Собой закрыла -
Матерь Божья, Вечной Жизни путь.

Припев:
Матерь Божия Хлебная,
Даруй нам вся потребная.
В этот день и грядущий
Даруй хлеб нам насущный.

Это Ты - в полях стоишь пшеницей,
Колосишься стеблем золотым,
Это Ты — моей земли Царица,
Нас питаешь Хлебушком Живым!



Это та самая - Блокадная Хлебная икона
Текст песни есть (буду благодарен за любые редакторские поправки), теперь осталось найти композитора и исполнителя, или и того и другого в одном лице. Может быть, Вы, Дорогие Читатели, подскажете, кто бы мог исполнить такую песню, кому можно было бы предложить этот текст для работы?
Я думаю, что если будет песня, то для нее и концерт найдется.

энтеоснагайкой

Мужчины отказывались верить, что мы тоже воевали…

Оригинал взят у marusyak4 в Мужчины отказывались верить, что мы тоже воевали…
Книга "Память сердца"


Ираида Никифоровна Горбенко

Я родилась в 1923 году в Ленинграде. С родителями и моими четырьмя сестрами, мы дружно жили в выданной отцу отдельной квартире в доме 21/4 на Малой Посадской улице. Начало войны совпало с окончанием школы. Я собиралась поступить в институт, но мечты разрушила война. 22 июня с подругами пошли гулять в Летний сад, и удивились тишине. Мы вышли к Троицкому мосту, вокруг репродуктора собралась толпа, и все говорили: «Война! Война!».

...

Потом началась блокада. В самое тяжелое время, когда давали нам по 125 грамм хлеба, я пошла на завод «Новый строитель», работала там до 1942-го. Устроилась сверловщицей, делала мины. Все были такие патриотки! Работали и ночью, спали под станком. Рвались на фронт, но нас еще не брали по возрасту.

Когда начался голод, жили на хлебе, делили поровну. Папа сделал печку-чугуночку, на ней сушили хлеб. Кусочки делили на три раза и, как с сахаром, пили с ними кипяток. Чтоб согреваться – приносили кирпичи, грели у чугунки, потом обкладывались ими. Мебель распилили на дрова, оставили только кровати.

В квартире снизу жила моя крестная, когда она умерла, дочь вынесла ее на черный ход. Мама сказала нам с сестрой: «Доченьки, свезите ее хоть к Народному дому». Это у бывшего кинотеатра «Великан», туда свозили мертвых, потом отвозили на Пискаревку. Когда на санях привезли крестную, увидели горы мертвых и заплакали. А двое военных моряков спросили, не мать ли это и сказали: «Что поделать – война. Ну, не расстраивайтесь, победим скоро». Но война еще только начиналась.

...

... я сказала отцу, что хочу в армию и пошла добровольцем. Меня отправили под Москву.

В городе Ярцево мы проходили подготовку в ОЖДСБ. Наш командир, майор Крылова, хотела создать женский батальон. В 6 утра подъем, гнали на улицу в 40-градусный мороз. Учили стрелять, бегать, ползать, заворачивать портянки. Если сотрешь ноги, отморозишь руки – наказывали, отправляли в наряд. Выдали шинели и кирзовые сапоги, которые постоянно промокали. Кормили плохо – суп из картофельных очисток, плохая каша. Спали мы на деревянных нарах, вместо матрасов – стелили портянки, чтоб к утру высохли, укрывались шинелями. Ночью часто поднимали – приходилось вскакивать, одеваться, а успеть нужно пока не догорит спичка в пальцах командира.

Девушек батальона раскидали по разным подразделениям, отправили воевать вместе с мужчинами. Жили, как под землей – окопы глубиной два метра с огневыми точками, над головой плетенка из молодых березок, накрытая дерном, она же укрепляла стены и застилала пол, вырыты большие помещения под столовые – там стояли столы, можно было поесть. Мы считались передовой, конечно, начальники нас берегли, в атаку не посылали. Мы прикрывали наступление пулеметным огнем.

...

В 44-м году нас отправили в Белоруссию, 111-й полк войск НКВД. На месте сразу предупредили – не выходить по одному человеку, только группами. Стреляли из-за угла, устраивали засады. Из нашего батальона в живых осталось 8 девушек.

Меня воспитали верующей, думаю, это хранило от ранений и гибели. В ноябре 44-го пришел приказ Сталина: «О снятии женщин
с передовой», и меня перевели в Сибирь, г. Ачинск, в войска связи. Работала в штабе старшим писарем, регистрировала эшелоны, уходящие к Японии.

В ноябре 45-го нас отпустили домой. Сейчас смешно вспомнить: 15 суток ехала верхом на поезде – на крыше вагона, везла с собой мешок картошки и американские консервы. Когда оказалась у парадного своего дома, разрыдалась, силы оставили. Люди подходили, спрашивали, что со мной, а я и ответить не могла. Успокоилась, постучалась домой меня даже не узнали сначала. А я зашла, подхватила маму и начала кружить ее.

...

Началась мирная жизнь, но дома полупустые – все погибли, на улицах калеки. Старалась не говорить, что воевала. Мужчины относились с презрением, отказывались верить, что женщины тоже воевали. Называли нас офицерскими любовницами, считали, что все мы сидели по штабам. Но мы были наравне со всеми и погибали, как все.

Я не видела войны, как в кино, с отдыхом после боя, артистами, выступающими на передовой. А ведь на передовой я пробыла
полтора года. Там мы жили, как в забытьи. После боя измученные, усталые, просто валились спать в окопах. Праздников у нас не было.

http://mo-piskarevka.spb.ru/files/Book%202.pdf

энтеоснагайкой

Кому на войне тяжелее всего? Воспоминания женщин-ветеранов

Воспоминания женщин-ветеранов из книги Светланы Алексиевич

"Ехали много суток... Вышли с девочками на какой-то станции с ведром, чтобы воды набрать. Оглянулись и ахнули: один за одним шли составы, и там одни девушки. Поют. Машут нам - кто косынками, кто пилотками. Стало понятно: мужиков не хватает, полегли они, в земле. Или в плену. Теперь мы вместо них... Мама написала мне молитву. Я положила ее в медальон. Может, и помогло - я вернулась домой. Я перед боем медальон целовала..."

12

"Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. "Не ходи, убьют, - не пускали меня бойцы, - видишь, уже светает". Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: "Заслуживает награды". В девятнадцать лет у меня была медаль "За отвагу". В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги... И меня посчитали убитой... В девятнадцать лет... У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее - и не верю. Дите!"</div>Collapse )
энтеоснагайкой

Патриотическая деятельность духовенства и верующих РПЦ на оккупированных фашистами территориях СССР

Патриотическая деятельность духовенства и верующих
на оккупированных фашистами территориях СССР

Священнослужители и верующие активно участвовали в антифашистской борьбе на оккупированных территориях СССР.
Летом 1942 г. через партизанские подпольные группы почти всему духовенству на оккупированных территориях было передано послание патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия «К верным чадам Русской Православной Церкви». Получил его и протоиерей Василий Копычко, настоятель Одрижской Свято-Успенской церкви Ивановского района Брестской области. Партизанами было точно установлено, что это послание распространяется отцом Василием в переписанном виде среди верующих. Через некоторое время его дом стал местом встреч подпольщиков с партизанами и их связными, а в экстремальных условиях — надежным укрытием с добрым советом и помощью.
С начала войны до ее победного завершения отец Василий не ослабевал в духовном укреплении своих пасомых, совершая богослужения ночью, без освещения, чтобы не быть замеченным. Почти все жители окрестных деревень приходили на службу. Отважный пастырь рассказывал верующим о положении на фронтах, призывал противостоять захватчикам, размножал и передавал сводки Совинформбюро, партизанские листовки, которые были адресованы к солдатам Русской освободительной армии и полиции. Отец Василий собирал продукты для раненых партизан, присылал им оружие.
В конце 1943 г. гестапо узнало о его активной связи с партизанами. Карательный отряд особого назначения получил приказ о публичной казни отца Василия и его семьи. Благодаря подпольщикам об этом узнали в штабе партизанской Пинской бригады. В ту же ночь отец Василий был перевезен в партизанскую зону, а на рассвете к его дому прибыли каратели и подожгли храм и церковно-приходской дом.
Вот как описывает деятельность отца Василия и свою первую встречу с ним комбриг Пинской партизанской бригады И. Шубитыдзе: «...Мы шутя называли его своим агитатором и однажды пригласили в партизанский лагерь. Он охотно приехал в сопровождении партизан. Копычко долго присматривался к нашей жизни, к нашим порядкам, обошел с десяток землянок и за ужином, который приготовили специально для него в штабе, разговорился: “Вот и верь этим немцам! Обманщики, безбожники, бандиты! Вижу, что вы все православные, дай вам Бог здоровья! Я так и говорил своим прихожанам...” Было видно, что Копычко полюбил нас, радовался, что не ошибся в своих предположениях, обещал молиться о нас и помогать чем может. Отправили мы его из лагеря торжественно, на тачанке, с охраной. С этого времени Копычко стал нашим связным. Он сдержал свое слово, помогал не только молитвами, но и материально: собирал продукты для раненых, присылал временами и оружие».
За заслуги перед Родиной протоиерей Василий Копычко был награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «Партизану Великой Отечественной войны» I степени, «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», «За победу над Германией» и другими.

Немцы на оккупированной территории
Немцы на
оккупированной
территории

Collapse )

Оригинал взят у roman_n в Церковь и Война

энтеоснагайкой

18 февраля 1945г. замучен в концлагере Маутхаузен Д. М. Карбышев

Оригинал взят у slavikap в 18 февраля 1945г. замучен в концлагере Маутхаузен Д. М. Карбышев
Оригинал взят у vas2010 в 18 февраля 1945г. замучен в концлагере Маутхаузен Д. М. Карбышев
Оригинал взят у donetsk_elenka в 18 февраля 1945г. замучен в концлагере Маутхаузен Д. М. Карбышев



Сегодня уже мало кто из поколения 20 – летних и младше сможет рассказать что-нибудь вразумительное о легендарном советском герое – Дмитрии Михайловиче Карбышеве. Его фамилия на слуху, в основном, из-за большого количества названных в честь него улиц городов постсоветского пространства, реже встречается названные в честь него учреждения (например, школы), но это всего лишь оставшиеся осколки той легенды о человеке, судьба которого была известна когда-то каждому пионеру в любом уголке СССР…

Collapse )